reg_ru О великом полководце | Суворов

О великом полководце

Суворов Александр ВасильевичВеликий русский полководец Александр Васильевич Суворов.

Суворов Александр Васильевич родился в Москве в дворянской семье. Его отец Василий Иванович, начав военную службу ординарцем Петра I, стал впоследствии сенатором и генерал-губернатором. Фамилию его деда, Ивана Григорьевича, издавна носит улица в районе Преображенского. В своем доме он неоднократно принимал самого Петра Великого. Он же стал крестным сыну Василию Ивановичу, начинавшему при Государе службу денщиком, а позже возвысившемуся до генерал-аншефа и сенатора.

Мать Алексашки, как называли его дома, Евдокия Федосеевна Манукова, в замужестве Суворова, представительница обрусевшего армянского рода, в совершенстве знала фольклор и русского, и армянского народов. Во многом схожие судьбы русских богатырей и армянских пахлеванов с раннего детства будоражили воображение мальчика.

Суворовское училище Санкт-Петербург
Суворовское училище в Санкт-Петербурге

Изучать военное дело Суворов начал под руководством отца. В 1742 г. он был зачислен в гвардейский Семеновский полк в чине капрала, в 1754 г. произведен в поручики и переведен в Ингерманландский пехотный полк. Боевую службу А. В. Суворов начал в Семилетнюю войну (1756-1763 гг.), которую вели Австрия, Франция, Швеция, Саксония, Польша и присоединившаяся затем Россия против Пруссии. Поводом к этой войне послужило следующее обстоятельство: после смерти Вильгельма на прусский престол вступил Фридрих Великий. При нем Пруссия быстро начала возвышаться, и он своими первыми победами довел Австрию до унизительного положения. Императрица Австрии Мария-Терезия при первом удобном случае решилась ему отомстить. До этого времени Австрия находилась в постоянной вражде с Францией. Но теперь эти враги помирились и сделались союзниками.

Франция же, бывшая до этого союза в дружбе с Пруссией, стала ее врагом. Этот странный союз и вражда произошли только из-за личных неудовольствий и вражды лиц, находившихся во главе правления во Франции против Фридриха Великого. Узнав о таком союзном договоре против Пруссии, Фридрих в августе 1756 года внезапно вторгся в Саксонию с 60000-м войском и занял Дрезден. Таким образом началась Семилетняя война.

Первым делом, в котором пришлось участвовать Суворову, было сражение при Кунерсдорфе (близ Франкфурта-на-Одере). Фридрих потерпел жестокое поражение, был в отчаянии и считал все потерянным, так что думал лишить себя жизни. Надо заметить, что русская армия находилась под начальством Салтыкова. Он не воспользовался своей победой и неизвестно почему отступил. Удивленный этим, Суворов сказал Фермеру, бывшему главнокомандующему русской армией: “На месте главнокомандующего я бы сейчас пошел на Берлин” Как оказалось, этого ожидал и Фридрих, который писал королеве, чтобы она уехала из Берлина с семейством и перевезла бы архивы в Потсдам, так как Берлин, может быть, вынужден будет сдаться неприятелю.

фамильный герб суворовых
Фамильный герб семьи Суворовых

Хотя те битвы, в которых приходилось участвовать Суворову, были незначительны, тем не менее он успел обратить на себя внимание многих, в том числе и генерала Берга. Последний, получив себе в командование летучий отряд, начал просить Суворова к себе, к которому и был скоро причислен. Летучий отряд Берга, прикрывая отступление русских войск, двинулся к Бреславлю. Во время этого похода Суворов неоднократно имел случай выказать свой талант прекрасного, дальновидного полководца. Так например, Суворов с полковником Текелли, находясь в голове Бергова корпуса, неожиданным набегом захватил Вальштатский монастырь и истребил бывшие в нем запасы сена. При Бунцельвице, где соединились армии союзников, Суворов с казаками беспрерывно тревожил прусский лагерь и однажды с небольшим числом казаков захватил прусский пикет, отбил посланный против него отряд гусар и в пылу преследования их достиг неприятельских окопов, так что мог рассмотреть палатки королевской квартиры в лагере. Этот поход окончился занятием Гальнау, где Суворов получил две раны. Так как лекарей не было, он сам примочил раны вином и перевязал их.

После выздоровления ему поручили начальство над Тверским драгунским полком и послали отбить вылазку, сделанную из Колберга, где под Суворовым была убита лошадь. Закончил свои подвиги Суворов нападением на Платена, вынудив пруссаков отступить с обозом к местечку Треппау. Наконец Колберг сдался. Тогда Суворову было поручено начальство над Архангелогородским полком и он был представлен Румянцевым к награде за “быстроту при рекогносцировке, за отважность в битве и хладнокровие в опасности” (отзыв Берга о Суворове).

Неожиданное событие положило конец войне. 25 декабря 1761 года скончалась императрица Елизавета Петровна. Наследник ее, император Петр III, не только прекратил войну с Фридрихом, но, преклоняясь перед его славой, заключил с ним союз против Австрии. Фридрих торжествовал, но радость его была непродолжительна, и 28 июня, после скоропостижной смерти Петра III, на престол вступила императрица Екатерина II, которая совершенно отказалась от всякого союза, не видя в нем решительно никаких выгод для России. Война прекратилась Губертсбургским миром (1703 г.). Каждая держава осталась при своем, за исключением огромных потерь деньгами и людьми.

битва при измаиле Битва при Измаиле

В Русско-турецкой войне 1768 — 1774 г.г. Суворов участвовал уже в звании генерал-майора. Исход этой войны в немалой степени предопределила победа Суворова на правом берегу Дуная (1773 г.), где он с 18-тысячным отрядом обратил в бегство 40-тысячную армию турок. В 1974 г. Суворов был командирован на Урал для подавления восстания Пугачева, но к тому времени Пугачев был уже схвачен заговорщиками, и Суворов лишь доставил его в Симбирск.

После начала Русско-турецкой войны 1787 — 1791 гг. Суворов в чине генерал-аншефа был назначен командиром корпуса, которому была поручена оборона Херсон-Кинбурнского района. В ходе военных действий корпус Суворова в составе армии Румянцева разгромил турецкий десант у Кинбурна и нанес сокрушительное поражение у Фокшанах. В 1790 г. русские войска под командованием Суворова штурмом взяли крепость Измаил. Суворовым был составлен своеобразный солдатский учебник “Наука побеждать”, в котором в краткой и образной форме излагались основные положения тактики и системы обучения войск.

Суворов до окончания войны находился в действующей армии. После взятия Колберга он был прислан в Петербург с донесениями, представлялся императрице и был переведен в Суздальский полк, который стоял на квартирах в Новой Ладоге. Впоследствии Суворов не раз вспоминал свои первые боевые годы. Так, например, во время одного развода, который был сделан Фанагорийскому полку, он обратился к солдатам с такими словами: “Дети, богатыри мои, а помните, как в Семилетнюю войну с одним эскадроном гнали целый полк?” Эти слова Суворов произнес в присутствии прусского генерала, который находился при нем.

В это время к нему подошел с рапортом гренадер полка. Увидев огромного солдата, Суворов испуганно отскочил и крикнул, указывая на него: “Боюсь!.. Боюсь!.. Он страшен!” Затем спросил у гренадера: “Может ли он на свой штык взять полдюжины немцев?” “Этого мало, ваше сиятельство, — быстро ответил вестовой, — я справлюсь и с дюжиной”. “Помилуй Бог, ты чудо-богатырь!” — сказал Суворов и велел адъютанту наградить его, а сам, между тем, обратясь к иностранным генералам, бывшим тут же, продолжал: “Помилуй Бог! У меня все чудо-богатыри: колют по дюжинам. Этот гренадер сейчас сказал, что ему полдюжины мало”.

DSC9709

Приднестровье

Памятник Суворову в Тирасполе

После вступления на престол Павла I (1796 г.) в армии были введены прусские порядки, не соответствующие взглядам Суворова. В 1797 г. он был отправлен в отставку и выслан в село Кончанское. Однако, после вступления России в антифранцузскую коалицию правительства Англии и Австро-Венгрии потребовали от Павла I назначения Суворова главнокомандующим союзными войсками, на что Павел I был вынужден согласиться. Ярчайшая страница истории военного искусства — Итальянский и Швейцарский (1799 г.) походы Суворова.

Переход армии Суворова через Альпы — штурм перевала Сент-Готард и форсирование Чертова моста — и поныне являются непревзойденным образцом военной стратегии и тактики. После того, как русские войска были отозваны с театра военных действий, Суворов вновь попал в опалу и ему было запрещено появляться при дворе Павла I. В 1800 г. Суворов тяжело заболел и в том же году умер.

Суворов был высокообразованным человеком. Владел несколькими языками, занимался литературным творчеством, философией и историей. Жизнь Суворова была трудной жизнью воина, он бывал много раз ранен, терпел лишения и обиды. Был необыкновенно трудолюбив. Невзгоды переносил мужественно, его прямой характер не позволял мириться с несправедливостью, пресмыкаться при дворе. Суворов велик не только как полководец, не знавший поражений, он был создателем военной доктрины и новой стратегии и тактики войн. Свои взгляды Суворов развил в “Полковом учреждении” (1765), “Науке побеждать” (1795), записках и инструкциях. Суворов был противником распространенной в то время в европейских армиях кордонной системы ведения войн, которая сводилась к распылению сил, неспешным военным действиям, излишним потерям. Суворов исходил из того, что война служит преддверием мира, поэтому она должна быть по возможности скоротечной. Военный успех, по Суворову, обеспечивался сочетанием трех решающих факторов — глазомера, быстроты и натиска. Тактическим приемом Суворова было широкое использование маневра, выбор которого происходил с учетом противника, местности и обстановки. Суворов предлагал использовать сосредоточение основных сил на главном участке сражения, добиваясь превосходства в направлении решающего удара и обеспечивая разгром противника по частям, а затем его преследование. Суворов воспитывал войска в духе наступательной тактики, большое внимание уделял обучению солдат профессиональным навыкам и постоянно заботился о моральном духе войск. Суворов, по словам Дениса Давыдова, “положил руку на сердце солдата и изучил его биение”, недаром солдаты платили ему любовью, называя его “солдат-фельдмаршал”. Всю свою жизнь Суворов отдал служению России. Он говорил: “Горжусь, что я русский!.. Потомство мое прошу брать мой пример… до издыхания быть верным Отечеству”.

Хроника жизни Суворова Александра Васильевича (1730 — 1800)

  • 1730г. 24 ноября   В Москве родился Александр Васильевич Суворов.
  • 1742 г.    Суворов зачислен мушкетером в лейб-гвардию Семеновского полка. Эта дата для Суворова была точкой отсчета его военной службы. В 1790-е годы он говорил о своей пятидесятилетней службе Отечеству.
  • 1745 г.    Суворов записан в восьмую роту лейб-гвардии Семеновского полка.
  • 1747 г.    Суворов произведён в капралы.
  • 1748 г.    Суворов начинает действительную службу в лейб-гвардии Семеновском полку в чине капрала.
  • 1749 г.    Суворов произведен в подпрапорщики.
  • 1750 г.   Суворов произведен в сержанты.
  • 1754 г.   Суворов покидает Семеновский полк и назначается поручиком Ингерманландского пехотного полка.
  • 1756 г.   Суворов — обер-провиантмейстер капитанского ранга в Новгородской губернии. Суворов назначен генерал-аудитор-лейтенантом. Суворов — премьер-майор
  • 1757 г.   Суворов начинает службу в Казанском пехотном полку.
  • 1758 г.   Суворов произведен в подполковники и назначен комендантом в город Мемель.
  • 1759 г.   Суворов назначен дивизионным дежурным при армии В.В.Фермора. Суворов участвует в победном для российской армии сражении при Кунерсдорфе,что можно считать «началом славных дел» Александра Васильевича Суворова. Суворов назначен обер-кригс-комиссаром.
  • 1760 г.   Суворов возвращён в Действующую армию. Суворов назначен генеральный дежурным при главнокомандующем русской армией генерал-аншефе В.В.Ферморе. В этом качестве, будучи важным сотрудником штаба Фермора, Суворов участвует во взятии Берлина русскими войсками.
  • 1761 г.   Суворов — командир Тверского драгунского полка. В этой должности он участвует в сражениях с прусскими войсками: у Ландсберга, у Бирнштайна, у д. Вейсентин, у Гольнау, у Наугарта, у д. Келец.
  • 1762 г.   Суворов произведен в полковники и назначен в Астраханский пехотный полк.
  • 1763 г   Полковник Суворов переведен в Суздальский пехотный полк. В течение службы в Суздальском полку Суворов разрабатывает «Полковое (суздальское) учреждение» — свой первый литературный памятник военной мысли. До настоящего времени найдено всего два экземпляра этого уникального рукописного издания.
  • 1768 г.   Суворов произведен в чин бригадира.
  • 1769 г.   Суворов получает в командование бригаду и с ней направляется в Польшу для участия в войне против конфедератов и одерживает победу над польскими конфедератами в сражении при деревне Орехово.
  • 1770 г.   Суворов произведен в генерал-майоры и назначет начальником всех русских войск, расопложенных в Люблинском районе.
  • 1771 г.   Суворов одерживает победу над конфедератами в сражении при Ландскроне, при Замостье.
  • 1772 г.   Крупнейшая победа Суворова в сражении под Столовичами, разбит корпус гетмана М.Огинского. Суворов овладевает Краковским замком
  • 1773 г.   Генерал-майор Суворов переведен на южный театр военных действий — в 1-ю армию генерал-фельдмаршала П.А.Румянцева. Участие Суворова в той русско-турецкой войне оказывается едва ли не решающим для кампании 1774 года. Знаменитый первый поиск на Туртукай — с минимальными потерями Суворов овладевает Туртукаем. Второй поиск на Туртукай — разгром турецкого укрепленного лагеря. Еще один вошедший в историю легендарный подвиг Суворова. Суворов одерживает победу над турецкими войсками в сражении у Гирсова.
  • 1774 г.   Суворов женится в Москве на Варваре Ивановне Прозоровской. А.В.Суворов производится в генерал-поручики. Суворов совместно с генерал-поручиком Каменским одерживает победу при Козлуджи. Каменский скорее мешает Суворову, чем, как это предполагалось, руководит операцией (Суворов стал генерал-поручиком позже своего младшего коллеги и это давало Каменскому формальное преимущество). Эта победа стала решающей для кампании 1774 года. Суворов назначен командующим 6-й московской дивизией. Суворов командирован на Урал для подавления восстания Емельяна Пугачева. Генерал-поручик поступает в распоряжение генерал-аншефа П.И.Панина. Суворову передают пойманного Пугачева и полководец доставляет его в Симбирск.
  • 1775 г.   Суворов становится отцом — у него рождается дочь Наталья. Суворов занимается ликвидацией отрядов мятежников и умиротворением обывателей, оказавшихся в зоне влияния восстания.
  • 1776 г.   Суворов сперва назначен командующим Санкт-Петербургской дивизии, а затем командирован в Крым как командующий Московской дивизии в состав войск генерал-поручика А. А.Прозоровского.
  • 1778 г.   Суворов назначен командиром легкого Кубанского корпуса.
  • 1779 г.   Суворов назначен командующим Малороссийской дивизии в Полтаве. Суворов переведен в Новороссийскую губернию командующим пограничной дивизией. Суворов начинает бракоразводный процесс с женой, уличив ее в измене, но затем прекращает его.
  • 1780 г.   А.В.Суворов находится в Астрахани, готовя проект экспедиции против Ирана.
  • 1781 г.   Суворов — командующий Казанской дивизией.
  • 1782 г.   Суворов — командующий Кубанским корпусом. Снова в «горячей точке» Российской империи.
  • 1783 г.   В течение года Суворов совершает победные экспедиции против ногайцев, разбитых суворовскими войсками на р. Ее и на р. Лабе.
  • 1784 г.   Родился сын полководца — Аркадий Александрович Суворов. Блестящий молодой генерал, Аркадий Александрович не дожил до 1812 года, погиб в реке Рымник, спасая человека. Суворов разрывает с женой.
  • 1786 г.   Суворов произведен в генерал-аншефы.
  • 1787 г.   Суворов назначен командующим Кременчугской дивизией. В этом качестве Суворов и принял участие в показательных учениях в присутствии российской императрицы и австрийского императора. Суворов назначен командующим российских войск, дислоцированных на польской границе. Снова Суворов — на грозных рубежах, там, где могут развернуться великие исторические события. Суворов назначен командующим Кинбурнского отряда в армии генерал-фельдмаршала Г.А.Потемкина. Начинается один из самых славных периодов истории Суворова — период второй русско-турецкой войны. Суворов одерживает победу над турками в сражении под Кинбурном.
  • 1788 г.   Суворов становится инициатором сражения под Очаковым, в котором был ранен. Суворовские солдаты теснят турок, но Г.А.Потемкин не решается на штурм. Это сражение — единственное в биографии Суворова — не может считаться бесспорной победой. Г.А.Потемкин пишет Екатерине: «…Перед приходом капитан-паши Александр Васильевич Суворов наделал дурачества немало, которое убитыми и ранеными стоит четыреста человек лишь с Фишера баталиона…».
  • 1789 г.   Суворов назначен командиром корпуса в армию генерал-фельдмаршала П.А.Румянцева. Суворов одерживает победу при Фокшанах, разработав совместную операцию русских и австрийских войск против превосходящих по численности турецких сил. Суворов одерживает победу при Рымнике. На этот раз численное превосходство турецкой армии было ещё ощутимее, а победа русских и австрийцев, руководимых великим Суворовым — ещё убедительнее.
  • 1790 г.   Суворов назначен шефом Фанагорийского гренадерского полка. Почетная награда, и примечательно, что много лет спустя, в 1826 году, император Николай Павлович «в честь непобедимому полководцу и для возбуждения в молодых воинах воспомиания о бессмертных подвигах его» повелит гренадерскому Фанагорийскому полку впредь именоваться гренадерским генералиссимуса князя Суворова-Италийского полком. Молва же называла этот полк «суворовским Фанагорийским». Генерал-аншеф А.В.Суворов назначен командующим русскими войсками, расположенными под Измаилом. Суворов добивается величайшей победы — крепость Измаил взята штурмом. Эта победа предопределила общий успех России в 1787 — 1791 гг.
  • 1791 г.   Суворов произведен в подполковники лейб-гвардии Преображенского полка. Такая награда за измаильский подвиг не могла удовлетворить героя. Суворов не получил желанного генерал-адъютантства. Суворов назначен командующим войсками, расположенными в Финляндии.
  • 1792 г.   Суворову вверено также командование над Роченсальмским портом и Саймской флотилией. И снова Суворов на юге России — он назначен командующим войсками Екатеринославской губернии и Таврической области. Под руководством Суворова осуществляется строительство крепостных сооружений в Гаджибее (Одессе).
  • 1794 г.   Суворов направлен в Подолию для подготовки к Польской кампании. Суворов зачислен в состав армии генерал-аншефа Н.В.Репнина и возглавил поход на Варшаву. Суворов одерживает блестящие победы над польскими конфедератами под Двинском, при Кобрине, при Крупчице, под Брестом, под Кобылкой. Суворов победно штурмует Прагу — укрепленное предместье Варшавы. В кровопролитном сражении Польша поставлена на колени. Вскоре Суворов занимает Варшаву. Счастливый день Суворова — наконец-то наш полководец произведен в генерал-фельдмаршалы. Эксцентричные церемонии, устроенные Суворовым по поводу своего фельдмаршальства, описаны во многих анекдотах.
  • 1795 г.   Генерал-фельдмаршал Суворов назначен командующим всеми русскими войсками в Польше. Суворовым написана «Наука побеждать».
  • 1796 г.   Суворов назначен командующим войсками Екатеринославской губернии.
  • 1797 г.   Чёрный день в жизни великого полководца: Суворов отстранен от должности и отставлен от службы без права ношения мундира. Начинается длительная «павловская» опала генерал-фельдмаршала. Суворов сослан в принадлежавшее ему село Кончанское Новгородской губернии.
  • 1799 г.   Суворов восстановлен на службе в чине генерал-фельдмаршала. Суворов назначен главнокомандующим союзной армией в Италии. Суворов прибывает в Вену. Суворов прибывает в Верону — к русской армии. Суворов осуществляет победный штурм крепости Брешия. Суворов одерживает великую победу над французской армией на р. Адда.Войска А.В.Суворова входят в город Милан. Войска А.В.Суворова входят в г. Турин. Суворов одерживает победы над французскими войсками в сражениях на реках Тидоне, Треббии, Нуре.Крепость Мантуя занята войсками Суворова. Суворов победно завершает Итальянскую кампанию, разбив французские войска в великом сражении при Нови. Суворов с войсками направляется из Италии в Швейцарию. Суворов с боями победно совершил переход через Сен-Готард и Чертов мост. Суворов выводит войска в Муттенскую долину. Суворов одерживает победу над французскими войсками в долинах Кленталь и Муттенталь. Суворов совершает героический переход через хребет Паникс. Суворов получает звание генералиссимуса российских войск. Наш полководец становится одним из достойнейших генералиссимусов в мировой истории, по праву получивших это высокое звание.
  • 1800 г.   Суворов отводит российские войска к Кракову, сдает командование армией генерал-поручику А.Г.Розенбергу. Суворов прибывает в Петербург.
  • 1800 г. 20 мая   Александр Васильевич Суворов умирает в Петербурге, в доме Д.И.Хвостова.

1800 г. 26 мая   Суворов был похоронен в Александро-Невской лавре, в Благовещенской церкви. На его могильной плите навсегда остается величественная эпитафия: «Здесь лежит Суворов».

Питание по-суворовски:

Показать

Распорядок дня А. В. Суворова был неразрывно связан с режимом питания. В первом часу ночи (а в военное время иногда и раньше) по его же личному приказу дежурный будил Суворова,  и после обязательных специальных физических упражнений и обливаний ледяной водой, он где – то во втором часу ночи садился пить чай. В целом же Суворов, придерживаясь сурового, можно сказать, спартанского режима, и будучи довольно скромным в повседневном быту и невзыскательным в одежде, всё же не мог отказать самому себе трёх излишеств. Это он не мог устоять от соблазнов по использованию наилучших сортов чёрного чая, которые регулярно выписывал из Москвы, от английского пива и являться при всех своих орденах.

Государственный мемориальный музей Суворова

Государственный мемориальный музей Суворова

Так вот, когда были скоромные дни, то он по утрам выпивал по три чашки чая со сливками, но без хлеба и сухарей. В постные же дни чай был у него без сливок. Помимо пива его излюбленным напитком был обычный крестьянский квас.

Примечательно то обстоятельство, что на протяжении всей военной службы (от момента выхода Суворова в старшие офицерские чины и до самой смерти) его неизменно повсюду сопровождал личный повар – капрал Мишка.

По времени, с учётом раннего подъёма, обед у Суворова приходился сразу после чтения газет и развода караула, ориентировочно на 8 утра. Являясь человеком верующим, Суворов, идя к столу, громко читал «Отче наш».

Письмо о производстве Суворова в подполковники  гвардейского Преображенского полка

Письмо о производстве Суворова в подполковники гвардейского Преображенского полка

В целом привычки у Александра Васильевича были неизменными. Поэтому повар Мишка готовил ему еду в знаменитых пяти глиняных горшочках. Подача еды на стол в горшочках осуществлялась всегда последовательно с пылу, с жару ещё горячими, прямо из кухни. В скоромные дни Суворов ел щи из свежей или кислой капусты, пельмени, каши из разных круп (перловки, гречки, пшена), разварную говядину. Иногда повар Мишка готовил ему калмыцкую похлёбку – бешбармак, реже – жаркое из дичи или телятины.

Почтовая марка к 275 летию Суворова

Почтовая марка к 275 летию Суворова

В постные же дни у него обычно была уха и всё те же каши. Рацион постных дней иногда разнообразили блюда с белыми грибами, фаршированная щука по-еврейски с хреном. К плодам и лакомствам Суворов относился нейтрально, а вот соусы не употреблял категорически. Считая серебро способным отравлять пищу, Суворов отдавал предпочтение самым простым столовым приборам. Оловянная ложка, нож и вилка были с белыми костяными черенками.

В распорядке дня Суворова никогда не было завтраков и ужинов. Иногда, и то изредка, он вместо ужина приказывал подать себе лимон, нарезанный тонкими ломтиками и обсыпанный сахаром. Но иногда бывало, что он съедал две – три ложечки варенья, запивая его сладким вином. Но никогда не отказывался вечером от чаепития.

СУВОРОВ И РЕЖИМ ПИТАНИЯ В АРМИИ

 

Суворов очень строго соблюдал все церковные посты, настолько строго, что даже не исключал среду и пятницу из следования требованиям церковного канона. А вот во время Страстной недели кроме чёрного чая без хлеба у него ничего не было. В то же время всю Святую неделю он позволял себе пасху и куличи.

Будучи с виду тщедушным и хилым Суворов, исключительно благодаря своей «русской солдатской диете», значительно лучше многих, не обиженных от природы здоровьем, людей переносил голод, усталость, ненастье и иные лишения. Позаимствованные у народа принципы здорового питания были им доведены до совершенства и от уровня собственного режима питания он никогда не отступал. Им было оценено умение русского мужика никогда не переедать. Это его умение проявлялось в таких эпизодах, когда его бессменный камердинер Прошка, он же сержант Прохор Дубасов, среди обеда запрещал Суворову более есть. На что обычно Суворов спрашивал Прошку: «По чьему это приказанию?» «По приказанию самого фельдмаршала Суворова»,- невозмутимо отвечал Прохор. И Суворов с возгласом: «О! Должно повиноваться! Ему должно повиноваться!»- вставал из-за стола.

Рисунок Л.Фалина

Рисунок Л.Фалина

Такая забота Прохора Дубасова о здоровье полководца, гордости России, была отмечена двумя медалями с латинской надписью «За сбережение здоровья Суворова», которыми его наградил король Сардинский Карл Эммануил. По смерти Суворова император Александр 1 пожаловал Прохору Дубасову классный чин с пенсией в 1200 рублей в год.

Если о здоровье Суворова заботился Прошка, то сам Суворов был всегда озабочен правильным и здоровым питанием своих солдат. В своих приказах он постоянно требовал от командиров, лекарей своевременное попечение о соблюдении и выполнении мер по сохранению здоровья солдат. Особенно Суворов заострял внимание командиров на необходимость следить за качеством воды, ужесточать требования к качеству пищи, выпеченного хлеба, санитарному состоянию оборудования, используемого в приготовлении пищи. Он прямо указывал, что «застоянную охладелую пищу отнюдь не употреблять, но надлежаще варить, а по употреблении вымывать и вытирать котлы сухо».

Форма Одежды Суворовцев

Форма Одежды Суворовцев

На каждое приглашение в гости или на обед Суворов неизменно брал с собой своего верного и преданного повара Мишку. Даже на приёмах у австрийских императоров и иных титулованных особ верный Мишка, во время таких званых обедов, ставил перед Суворовым горшки со щами и кашею.

ТЕХНОЛОГИЯ ПРИГОТОВЛЕНИЯ ЩЕЙ ПО – СУВОРОВСКИ

На столе наших прародителей, на протяжении более тысячелетия, всегда были щи, являющиеся основным жидким горячем блюдом в рационе русского мужика. Поэтому во времена Суворова, лично придерживавшегося принципов здорового питания, щи были обязательным блюдом в повседневном армейском рационе. Неотлучно находящийся при Суворове повар Мишка неукоснительно соблюдал традиционный способ их приготовления. Ревностное пристрастие Суворова к щам многие объясняли тем, что для него это блюдо было основным. По утверждению самого генералиссимуса, щи и каша – это основные блюда. Он говорил: «Уничтожить кашу – обед неполный, уничтожить щи – нет обеда». Истина в этих словах в том, что щи не надоедают при регулярном употреблении не генералиссимусу, ни простому солдату. Даже если щи вводят в каждодневной рацион армии, то их охотно едят от рядового солдата до самого высокого командующего.

Традиционно в состав щей входят пять основных продуктовых компонентов. Этими продуктами являются, во-первых, капуста, мясо, коренья (морковь или петрушка), пряная заправка (лука, чеснока, сельдерея, укропа, перца, лаврового листа) и кислая заправка (сметаны, яблок, капустного рассола). Щи, как кулинарное блюдо – это, прежде всего, суп с капустой. Отличительным их признаком будет кислота, создаваемая чаще всего рассолом квашеной капусты (может быть, как в составе капусты, либо в чистом виде). Но может быть со щавелем (зелёные щи), с разваром зелёных диких или антоновских яблок, с солёными грибами, а также со сметаной (в щах из свежей капусты).

Все виды щей приготавливаются по единой технологии. В самом начале необходимо отдельно с кореньями и луком отварить мясо или грибы. Затем уже в приготовленный бульон требуется добавить капусту или её заменители и кислоту. В случае, когда для щей используют кислую капусту, то её необходимо варить отдельно от мясного бульона и соединяют с ним после его готовности. В любом же случае соль и пряную заправку добавляют лишь после разваривания овощной массы до необходимой мягкости. Сметаной же надо заправлять тогда, когда щи полностью готовы.

Щи следует варить 2 часа. Пряности же вносятся за 5-10 минут до готовности. Немаловажно дать 10 — 15 минут настояться щам под крышкой с тем, чтобы за это время они дошли до настоящего вкуса. Именно за это время капуста становится мягкой, кислота и аромат пряностей передаются овощам.

Повар Мишка, наученный Суворовым традициям здорового питания, оставлял щи млеть и томиться после приготовления в горшке в лёгком духу русской печи, где они и остывали. К щам же Мишка подавал Суворову чёрный ржаной хлеб.

Чудачества Суворова:

Показать

Русский «чудо-богатырь» Суворов остался загадкой для потомства. Быстрый, решительный, предприимчивый не только в военных действиях, но и в своих поступках, разнообразный до бесконечности, как разнообразны были окружавшие его обстоятельства, великий вождь и в то же время странный старик, который то шалит как ребенок, то обнимает мыслью целый мир, решает в своем уме самые сложные вопросы, касавшиеся счастья миллионов людей или судьбы государства.

Человек, обладавший всеми способами и средствами по своему званию, но не пользуется ими, презирает роскошь, спит на соломе, пьет воду, довольствуется солдатским сухарем, борется с собственными страстями, обуздывает их и остается победителем в этой борьбе, как и в действительной войне. Истинные свои замыслы он всегда прикрывает фарсами и лаконическими остротами.

Альпийский Поход Суворова

Альпийский Поход Суворова

Деяния Суворова принадлежат истории, мы их не коснемся, но возьмем одну его частную жизнь и домашние привычки, которую почерпнем из рассказов его приближенных и слуг. Всех его слуг было пятеро: старшим из них был его камердинер, Пpoxop Дубасов, более известный под именем «Прошки». Этот верный слуга фельдмаршала пережил своего барина и умер в 1823 году, восьмидесяти лет. В уважение заслуг его господина, в день открытия памятника Суворову на Царицыном лугу, он был пожалован императором Александром I в классный чин с пенсией в 1200 рублей в год.

Помощником этого камердинера, или, как его называли, подкамердинер, был сержант Иван Сергеев; он находился при Суворове шестнадцать лет безотлучно и поступил к нему в 1784 году из Козловского мушкетерского полка; впоследствии он находился при сыне героя, Аркадии Александровиче, до самой его смерти, постигшей сына в той же реке, которая доставила отцу славное имя «Рымникского».

Генеалогическое древо рода Cуворовых

Генеалогическое древо рода Cуворовых

Третьим подкамердинером, или, вернее, денщиком, Суворова был сержант Илья Сидоров, затем прислуживал генералиссимусу еще фельдшер, который по временам пускал ему кровь. В те года кровопускание считалось единственным средством от многих болезней, и многие прибегали к нему. Пятым приближенным слугою Суворова был повар «Матька». Вся эта прислуга спала возле спальни Суворова; на первый призыв его являлась к нему.

День Суворова начинался с первыми петухами; в первом часу он приказывал будить себя, но в военное время он пробуждался еще ранее, и даже нередко и в мирное время он делал ученье полкам в ночное время. Ночной бой, говаривал Суворов, выгоден тому, кто отважен и смел, ибо тут число войска не видно и мало значит, да и от стрельбы толку мало. Ночной поход тоже служит в пользу тому, кто любит являться перед неприятелем внезапно.

Медаль Суворова (Лицевая Сторона)

Медаль Суворова (Лицевая Сторона)

Суворов приказывал себя будить, не слушая никаких его отговорок. «Если не послушаю, тащи меня за ногу!» Спал Суворов на сене, укладенном так высоко, как парадная постель. Над сеном постилалась толстая парусинная простыня, на нее тонкая полотняная, в головах две его пуховые подушки, которые всюду за ним возились; третья простыня служила ему вместо одеяла. В холодное время он сверх простыни накрывался своим синим плащом.

Ложился в постель Суворов без рубашки. Встав с постели, неодетый, нагишом, он начинал бегать взад и вперед по спальне, а в лагере по своей палатке; нередко в летнее время он бегал в таком виде в сад, где и маршировал в такт. Это продолжалось с час времени; во время таких эволюций он держал в руках тетрадки и твердил татарские, турецкие и карельские слова и разговоры. Для практики в последнем языке он у себя держал несколько карелов из собственных своих новгородских вотчин.

Памятник Суворову  Санкт-Петербург (Бывший Царицын Луг)

Памятник Суворову Санкт-Петербург (Бывший Царицын Луг)

После такого урока он умывался; ему, по обыкновению, приносили в спальню два ведра самой холодной воды и большой медный таз, в продолжение получаса он выплескивал из ведер воду себе на лицо, говоря, что это помогает глазам. После этого его камердинер должен был оставшуюся воду тихонько лить ему на плечи, так, чтобы вода стекала ручейком, катилась по локтям, для чего он и держал локти в таком положении. Мытье оканчивалось во втором часу ночи.

Обтирался Суворов перед камином; в это время входил в спальню его повар Матька с чаем; он только один имел право наливать ему чай и даже в его присутствии кипятить воду. Налив половину чашки, он подавал ему отведывать; если чай был крепок, разбавлял водою. Суворов любил черный чай, лучшего качества, и еще приказывал его просевать сквозь сито. Чай он выписывал из Москвы через своего управляющего и при выписке наказывал, чтобы прислал ему «наилучшего, какой только обретаться может… По цене купи, как бы тебе дорог ни показался, выбери его через знатоков, да перешли мне очень сохранно, чтобы постороннего духа он отнюдь не набрался, а соблюдал бы свой дух весьма чистый».

Портрет Суворова Дж.Аткинсон

Портрет Суворова Дж.Аткинсон

В скоромные дни он пил по три чашки со сливками, без хлеба и без сухарей; в постные дни без сливок и строго наблюдал все посты, не включая среды и пятницы, а во время Страстной недели Суворов ничего не ел, а только пил один черный чай без хлеба.

При подании чая требовал белой бумаги для записывания своих уроков и вытверженного им. Суворов не писал чернилами, а всегда тушью. Письма он писал на толстой бумаге, иногда на небольших клочках, самым мельчайшим почерком; слог его был краток и мужествен, и в выборе выражений так меток, что он никогда написанного не поправлял. Запечатывал он их самым дорогим сургучом и огромной печатью со знаменами, пушками и саблями с надписью: «Virtute et veritate», т. е. «Доблесть и верность» – девиз Суворова.

После чая он спрашивал повара, что он будет готовить и что будет у него для гостей. Повар отвечал, что будет. «А для меня что?» – спрашивал Суворов. В постный день повар отвечал: уха, а в скоромный – щи; вторым блюдом было жаркое. Сладкого Суворов никогда не ел, соусов также. Большой же званый обед для гостей у него был из семи блюд, и никогда более. Если кто желал угостить обедом Суворова, то приглашал к себе его повара; другой стряпни он не ел.

Суворов очень любил, когда у него обедали и говорили много за столом, но кто много ел, он терпеть тех не мог. Раз один приезжий иностранец обедал у него и удивил его и всех присутствующих своим аппетитом. Всякое блюдо быстро исчезало. Суворов смотрел с изумлением. На другой день не мог он позабыть этого посещения и сказал: «Ну, спасибо гостю, он первый изволил отдать справедливость искусству моего повара, ел, как будто у него нет желудка. Он не подходит под указ Петра Первого об отпуске прожорам двух пайков; для него мало и четырех».

Суворов неохотно тратил деньги на парадные обеды. Потемкин много раз напрашивался к нему на обед. Суворов всячески отшучивался; но, наконец, вынужден был пригласить его с многочисленною свитою. Суворов призывает к себе Матоне, метрдотеля, служившего у Потемкина, называет ему роскошный обед и просит его не щадить денег на яства, для себя приказывает своему повару изготовить два постные блюда.

Суворов Обучает Солдат

Суворов Обучает Солдат

Обед вышел роскошнейшим и удивил даже самого Потемкина, привыкшего к роскоши. По выражению Суворова, за столом «река виноградных слез несла на себе пряности обеих Индий». Но сам он, кроме двух блюд, под предлогом нездоровья, ничего не ел. На другой день, когда Матоне представил ему счет, простиравшийся за тысячу рублей, то Суворов отказался платить его и только надписал на нем: «Я ничего не ел» и отправил его к Потемкину, который тотчас заплатил, сказав: «Дорого стоит мне Суворов!»

Но возвратимся опять к утру Суворова. После чая он, все еще неодетый, садился на софу и начинал петь по нотам духовные концерты Бортнянского и Сарти; такое пение продолжалось целый час; он очень любил петь, голос у него был бас. У Суворова, в московском доме, близ церкви Вознесения, у Никитских ворот, жили даже крепостные певчие и музыканты. Он их там держал для усовершенствования в музыке и пении и приказывал ходить учиться к другим, славившимся тогда по Москве, как, например, голицынским.

В одном из своих писем к управляющему Суворов говорит: «А простое пение всегда было дурно, и больше, кажется, его испортил Бочкин, великим гласом с Кабацкого». Во время своего житья в деревне певчие эти переводились из Москвы в имение. После пения Суворов спешил одеваться; туалет свой он совершал не более как пять минут и в конце последнего еще умывал лицо холодною водою. Вслед затем он приказывал своему камердинеру Прошке позвать своего адъютанта, полковника Данилу Давыдовича Мандрыкина, с делами.

Ранее еще семи часов Суворов отправлялся на развод и здесь каждый раз прочитывал свой катехизис, состоящий из следующих военных афоризмов: «Братцы! Смелость, храбрость, бодрость, экзерциция, победа и слава! Береги пулю на три дня. Первого коли, второго коли, а третьего с пули убей… Ученый один, а неученых – десять. Нам мало трех! Давай нам шесть, давай нам десять на одного… всех побьем, повалим, в полон возьмем… Стреляй редко, да метко; штыком коли крепко. Пуля обмишулится, а штык не обмишулится; пуля дура, штык молодец».

К разводу Суворов выходил в мундире того полка, какой был тогда в карауле. После развода, если не было докладов и дел, он призывал инженерного полковника Фалькони  для чтения иностранных газет. Суворов выписывал до двенадцати заграничных газет: шесть французских и шесть немецких, и, кроме того, «Московские» и «Петербургские ведомости». Из оставшихся после Суворова расходных книг видно, что он на газеты тратил в год около трехсот рублей.

По окончании чтения газет Суворов спрашивал, подано ли кушанье. Садился он за стол в 8 часов утра, а когда у него был парадный обед, то часом позднее. Перед обедом он пил рюмку тминной сладкой водки, иногда на место ее золотой, а когда страдал желудком, то выпивал рюмку пеннику с толченым перцем. Закусывал водку всегда редькой.

Прибор за столом у него был самый простой: оловянная ложка, нож и вилка с белыми костяными черенками; на серебре он не ел, говоря: «В серебре есть яд». Суворов никогда не садился на хозяйское место, а всегда сбоку, по правую сторону стола, на самом углу. Перед обедом, идучи к столу, он читал громко «Отче наш». Кушанья не ставили на стол, а носили прямо из кухни, с огня, горячее в блюдах, обнося каждого гостя, и начиная со старших.

Суворову подносили не всякое блюдо, а только то, которое он кушал; Суворов наблюдал величайшую умеренность в пище, он часто страдал расстройством желудка. Камердинер его, Прошка, всегда стоял позади его стула и не допускал его съесть лишнее, прямо отымая тарелку, не убеждаясь никакими просьбами, потому что знал, что в случае нездоровья Суворова, он же будет в ответе и подвергнется строгому взысканию: «Зачем давал лишнее есть?»

И если в такой момент разгневанный его барин спрашивал, по чьему приказанию он это делает, то он отвечал: «По приказанию фельдмаршала Суворова». «Ему должно повиноваться», – говорил Суворов. Часто Прошка обходился весьма дерзко со своим барином, что случалось, по большей части, оттого, что он был постоянно пьян, но Суворов снисходил ему потому, что он некогда спас его жизнь. Король Сардинский, Карл Эммануил, прислал Прошке две медали на зеленых лентах, с изображением на одной стороне императора Павла I, на другой – своего портрета, с латинскою надписью: «За сбережение здоровья Суворова». Прошка всегда носил их на груди.

Суворов с селе Кончанском

Суворов с селе Кончанском

В продолжение обеда Суворов пил немного венгерского или малагу, а в торжественные дни – шампанское. Суворов никогда не завтракал и не ужинал. Лакомств и плодов он не любил; изредка только, вместо ужина, подавали ему нарезанный ломтиками лимон и обсыпанный сахаром, да иногда ложечки три варенья, которые он запивал сладким вином.

Во время походов Суворов никогда не обедывал один; стол его накрывался на пятнадцать, на двенадцать персон для генералов и прочих чинов, составлявших его свиту. За столом Суворов имел предрассудки: не терпел, чтоб брали соль ножом из солонки, двигали ее с места или ему подавали; каждый должен был отсыпать себе на скатерть соли, сколько ему угодно, и тому подобное…

После стола всегда крестился три раза; вообще он молился очень усердно и всегда с земными поклонами, утром и вечером, по четверти часа и долее. Во время Великого поста в его комнатах всякий день отправлялась Божественная служба; а когда говел он, во всю неделю пил один чай, без хлеба. Во время Божественной службы у себя дома, как и в деревне, он всегда служил дьячком, зная церковную службу лучше многих причетников.

О Святой неделе, отслушав заутреню и раннюю обедню в церкви, он становился в ряду с духовенством и христосовался со всеми, кто бы ни был в церкви. Во все это время его камердинеры стояли сзади его, с лукошками крашеных яиц, и Суворов каждому подавал яйцо, а сам ни от кого не брал. Во всю Святую неделю пасха и кулич не сходили с его стола и предлагались каждому из гостей.

В Троицын день и Семик (четверг на седьмой неделе после Пасхи) он праздновал по старинному русскому обычаю; обедывал всегда с гостями в роще под березками, украшенными разноцветными лентами, при пении певчих или песенников и при хорах музыки. После обеда сам играл в хороводах с девушками и с солдатами. В походах, во время Святок, если это случалось в городах, то всегда праздновал их шумно, приглашая множество гостей, забавлялся игрою в фанты и в другие игры, и особенно очень любил игру: жив, жив курилка.

На масленице он очень любил гречневые блины и катанье с гор, а также на этой неделе давал балы, иногда раза три в неделю. Сам он на них присутствовал до обыкновенного своего часа сна, и когда тот наступал, он потихоньку уходил от гостей в спальню, давая гостям веселиться до утра. Именины и день своего рождения никогда не праздновал, но всегда с большим почтением праздновал торжественные царские дни: в эти дни он бывал в церкви во всех орденах и во всем параде и после обедни приглашал гостей, а иногда делал бал.

В обыкновенные дни, после обеда, Суворов умывался, выпивал стакан английского пива с натертой лимонной коркой и с сахаром – этот напиток тогда ввела в употребление княгиня Дашкова – затем раздевался совсем догола и ложился в свою постель спать часа на три. Встав после сна, он одевался очень быстро. Одежда его, кроме белья, состояла из нижнего канифасного платья с гульфиками; садясь на стул, он надевал наколенники и китель, белый канифасный с рукавами. Это был его домашний, комнатный наряд. И в заключение надевал на шею Аннинский или Александровский орден.

Зимою ни в какой мороз не носил он мехового платья, ни даже теплых фуфаек или перчаток, хотя бы целый день должен был стоять на морозе. Плаща и сюртука не надевал в самый большой дождь. В самые суровые морозы, под Очаковом, Суворов в лагере был в одном супервесте с каской на голове, а в царские дни – в мундире и в шляпе, и всегда без перчаток. Императрица Екатерина II пожаловала ему дорогую соболью шубу польского покроя, крытую разрезным зеленым бархатом с золотыми петлицами и кистями. Но Суворов никогда не надевал ее и только из повиновения раза два надевал, когда выходил из кареты, в которой с большим уважением возил ее.

Зимою Суворов любил, чтоб в комнатах его было так тепло, к в бане; дома он разгуливал без всякого платья по комнатам. В Варшаве и в Херсоне его квартиры были всегда с садом, по которому он бегал всегда в одном белье и в сапогах. Квартира его состояла по большей части из трех комнат. Первая комната была его спальня, и вместе с тем кабинет, вторая шла за столовую, гостиную и залу, а третья – назначалась для его слуг. В спальне его всегда до рассвета горели две восковые свечи, а в камердинерской, возле его спальни, горела одна сальная, в тазу, во всю ночь.

Суворов часто спал навзничь, и оттого подвергался приливам и кричал во сне; во время таких припадков прислуга должна была будить его. Суворов очень любил мазаться помадою и прыскаться духами; особенно он любил оделаван, которым всякий день смачивал узелок своего платка. Табаку он никогда не курил, но любил нюхать очень часто рульной табак. Табакерку в будничные дни он имел золотую, а в праздники осыпанную бриллиантами; таких у него было несколько, все подарки царственных особ; он не любил также, чтобы нюхали его табак. Исключение было только для князя Г.С. Волконского, с которым он был в большой дружбе.

Он не терпел, чтобы в доме его были зеркала, и если в отведенной ему квартире оставались такие, то их закрывали простынями. «Помилуй Бог, – говорил он, – я не хочу видеть другого Суворова». Если же случалось ему увидеть незакрытое зеркало, то тотчас отвернется и во всю прыть проскачет мимо, чтобы не увидеть себя. Однажды только в Херсоне, по усиленной просьбе дам, позволил он поставить в дальней, задней комнате маленькое зеркало, которое он прозвал «для дам, кокеток», и сам в эту комнату не входил. Да и дамы после такого его отзыва не решались туда идти.

Во время пребывания Суворова в Таврическом дворце, по приказу императрицы, самое точное внимание было оказываемо к причудам фельдмаршала, уже не говоря о том, что все зеркала были завешаны и дорогая мебель вынесена; но и комнаты были приспособлены так, как у него в доме. Так, для спальной назначили комнату, где есть камин; для кабинета же особой комнаты не дали. В спальне фельдмаршала, посредине, к стене настлали сена, которое покрыли простыней и одеялом; в головы положили две большие подушки, что составляло всегдашнюю его постель.

У окна поставили стол для письма, двое кресел и маленький столик, на котором его повар Матька разливал чай. Кушанья для Суворова под надзором последнего приготовляли в пяти горшочках. В скоромные дни были: вареная с разными пряными веществами говядина, под названием духовой, щи из свежей или кислой капусты; иногда калмыцкая похлебка – бешбармак, пельмени, каша из разных круп и жаркое из дичи или телятины.

В постные дни: белые грибы, различно приготовленные, пироги с грибами, иногда жидовская щука; готовилась она так: снимут со щуки кожу, не отрезывая головы, и, очистив мясо от костей, растирают его с разными пряностями; фаршируют им щучью кожу и, сварив, подают с хреном… Суворов любил и просто разварную щуку, под названием щуки с голубым пером.

Суворов не менее зеркал не терпел и своих портретов. Кажется, курфюрст Саксонский первый упросил его списать с него портрет для дрезденской галереи. Он прислал к нему известного живописца Миллера. Суворов очаровал его своими разговорами.

— Ваша кисть, – сказал он ему, – изобразит черты лица моего: они видимы, но внутренний человек во мне скрыт. Я должен сказать вам, что я лил кровь ручьями. Трепещу, но люблю моего ближнего; в жизнь мою никого не сделал я несчастным, не подписал ни одного смертного приговора, не раздавил моею рукою ни одного насекомого, бывал мал, бывал велик! При этих словах он вскочил на стул, спрыгнул со стула и прибавил:

— В приливе и отливе счастия, уповая на Бога, бывал я неподвижен так, как теперь, – он сел на стул. – Вдохновитесь гением и начинайте, – сказал он Миллеру.

— Твой гений вдохновит меня! – воскликнул Миллер.

Суворов при себе не носил никогда ни часов, ни денег, также и в доме его никогда не было часов; он говорил, что солдату они не нужны и что солдату и без часов должно знать время. Когда надо же было идти в поход, никогда в приказах своих не назначал часа, но всегда приказывал быть готовыми с первыми петухами; для того он выучился петь петухом, и когда время наставало, выходил и выкрикивал «кукареку». Голос его немедленно раздавался, и войска выступали в поход.

Также не держал при себе Суворов никаких животных, но, увидев на дворе собаку или кошку, любил их приласкать; собаке кричал: «Гам, гам», а кошке: «Мяу, мяу», подражая их голосу. Живя в деревне с Покрова или в Великом посту, в одной из своих комнат устраивал род садка; пол горницы приказывал устилать песком, наставить там елок и сосен, поставить ящики с кормом и напустить туда скворцов и всякой мелкой птицы. Так до Святой недели там и жили птицы у него, как в саду, а в Великий праздник, когда станет потеплее, велит их выпустить на волю. «Оне, – скажет, – промахнулись, рано прилетели, и на снегу им было взять нечего… Вот теперь до тепла пускай у меня поживут на елках».

В новгородском своем имении Суворов в домашней жизни был еще неприхотливее: точно также рано вставал, ходил в церковь, по праздникам звонил в колокола, играл с ребятишками в бабки; на Масляной неделе строил ледяную гору; на Святой – качели, катанья по льду на коньках, любил угощать всех вином, но сам не пил и не любил пьяных; даже зимой приказывал поливать водой у колодца таких крестьян, которые шибко пьянствовали. Простота его в жизни доходила до того, что он на место лодки переправлялся на реке в чану, утвердив канат с берега на берег. Суворов говорил, что военному надо на всем уметь переплывать реки – и на бревне, и на доске.

Суворов ежедневно ходил по десяти и более верст, и когда уставал, то бросался на траву и, валяясь несколько минут на траве, держал ноги кверху, приговаривая: «Это хорошо, чтоб кровь стекла!» То же приказывал делать и солдатам. Докторов, как мы выше уже говорили, он сильно недолюбливал, и когда его подчиненные просились в больницу, то он говорил им: «В богадельню эту не ходите. Первый день будет тебе постель мягкая и кушанье хорошее, а на третий день тут и гроб! Доктора тебя уморят. А лучше, если нездоров, выпей чарочку винца с перечком, побегай, попрыгай, поваляйся и здоров будешь».

Когда Суворов захворал смертельно и когда сыпь и пузыри покрыли все тело его, то он слег в постель и велел отыскать аптеку блаженной памяти Екатерины. «Она мне надобна только на память», – говорил Суворов, не любивший лекарств. Простота и воздержность Суворова сроднила его с недугами и научила их переносить легко и без ропота; суровая жизнь закалила тело его от невзгод и была хорошей боевой школой. Школа Суворова хоронилась и под его причудами, только не сразу до смысла причуд можно было добраться.

Граф Сегюр говорил в своих записках, «что Суворов прикрывал блестящие достоинства странностями, желая избавить себя от преследования сильных завистников». Потемкин сказал о нем: «Суворова никто не «пересуворит». Екатерина, желая вывесть Потемкина из ошибочного его мнения об уме Суворова, посоветовала ему подслушать их разговор в соседней комнате. Удивленный глубокомыслием и умом Суворова, Потемкин как-то упрекнул его за то, что он с ним не говорил так. «С царями у меня другой язык», – отвечал Суворов.

Однажды, разговаривая о самом себе, он сказал окружавшим его: «Хотите ли меня знать? Я вам себя раскрою: меня хвалили цари, любили воины, друзья мне удивлялись, ненавистники меня поносили, при дворе надо мною смеялись; я бывал при дворе, но не придворным, а Эзопом и Лафонтеном: шутками и звериным языком говорил правду. Подобно шуту Балакиреву, который был при Петре и благодетельствовал России, кривлялся и корчился. Я пел петухом, пробуждал сонливых, утомлял буйных врагов отечества; если бы я был кесарь, то старался бы иметь всю благородную гордость души его, но всегда чуждался бы его пороков».

Бесплатная консультация

Заполните форму и мы перезвоним Вам в ближайшее время

Вы собираетесь забронировать
столик №

Заполните форму и мы перезвоним Вам в ближайшее время



Ваша заявка принята!
Мы свяжемся с Вами в ближайшее время